«Есть память, которой не будет забвенья, И слава, которой не будет конца»
«Есть память, которой не будет забвенья, И слава, которой не будет конца»

9 Мая вся наша страна, всё прогрессивное человечество будут отмечать 75-летие Великой Победы. В этот день мы будем вспоминать не только тех, кто выстоял под Москвой и сокрушил врага на Волге, кто с боями дошёл до Берлина. В этот день мы будем говорить слова огромной благодарности и труженикам тыла – женщинам и детям, на хрупкие плечи которых легла забота об обеспечении фронта боеприпасами и продуктами питания. Они тащили на себе тяжелые бороны и сеяли хлеб. Они точили на станках болванки для снарядов, каждая в половину их роста. Они рыли оборонительные сооружения, падая в грязь в изнеможении. Но снова и снова их поднимали слова: «Все для фронта, все для победы!»
Героиням нашего праздничного выпуска в этом году исполняется по 95 лет. Подробности многих событий их долгого жизненного пути стерлись из памяти. Но до сих пор откликается в их душах эхо войны. Да и как такое забыть?!

Война застала 16-летнюю девушку в деревне Мешково, что в двух километрах от деревни Гусево. В ее семье воспитывалось пятеро детей. Отца призвали на фронт буквально в первые дни войны. За ним ушли добровольцами старшие — брат Андрей и сестра Мария. Так что Зина осталась опорой и поддержкой для матери.
Страшные дни оккупации вспоминать тяжело. В октябре 1941-го, когда бомбили Медынь, вражеские самолеты летали и над их деревней. Но, к счастью, снаряды в дома не попали, а разорвались где-то в метрах в двухстах, в огородах. Уцелели также Гусево и Коняево, что были поблизости.
Немцы в основном шли по шоссе, в деревню заезжали только за провиантом. Одна партия приедет, за ней – другая.
— Конечно, страшно было, — вспоминает Зинаида Степановна. Однажды нас, молодежь, отправили дорогу чистить. Возвращаемся от шоссе, а немцы на нас автоматы – чуть не расстреляли. Думали, что партизаны.
В памяти и другой случай. Однажды недалеко от деревни высадился наш десант. Поговаривали, что на месте его высадки, в лесу, остались парашюты. И подруга позвала Зину «пойти на разведку». Стали на лыжи чуть рассвело, чтобы никто не заметил. Добрались до места. И правда: несколько парашютов, как шалаши, повисли на деревьях. Только вот как их снять? Понадобилось немало усилий, чтобы, наконец, у каждой было по одному военному трофею. Вернулись домой и спрятали. Когда в деревню пришли наши войска, Зинаида с гордостью передала парашют одному из солдат. А тот, улыбнувшись, отрезал от него большой кусок и вернул ей. На, говорит, тебе на новое платье.
Мама действительно сшила «из отреза» платье и покрасила его в красивый салатовый цвет. В нем-то и пошла Зинаида в один из июньских дней 1942 года на пункт сбора у медынского военкомата. Парней и девчонок старше 15 лет посадили в машины и повезли на железнодорожную станцию в Мятлево. Там пересадили в теплушки. Дорога была опасной и тревожной. Часто бомбили — приходилось бегом выпрыгивать и прятаться в кюветах. Через две недели около тридцати медынских, в том числе и Зинаиду, высадили в городе Молотов (нынешняя Пермь). Определили в общежитие и выдали новую одежду – солдатские ботинки, штаны и стеганые фуфайки. О нарядных платьях и туфлях пришлось надолго забыть.
Приученная к труду деревенская молодежь не была избалована, однако и ей пришлось нелегко. С утра учились токарному делу, а после обеда шли работать. Делали мины. Норма — 10-12 штук за смену. И никто с рабочего места не уходил, пока ее не выполнил. И это при том, что жили впроголодь. На завтрак – ложка горошницы (каши из гороха), на обед – гороховый суп, на ужин — снова горошница. Только когда начали зарабатывать, могли купить себе хлеба. Да и тот был по карточкам. Пока дойдешь до дома, весь съешь. А ощущения сытости нет.
— Рядом со мной парнишка был. Такой шустрый и рукастый.Так вот я, как бы ни устала, старалась от него не отставать. Что-то вроде соревнования у нас было, — рассказывает Зинаида Степановна. — Наверное, этот боевой настрой, вера в победу над врагом и давали силы жить и работать.
Вместе следили за сводкой информбюро и очень радовались, когда слышали об очередной победе наших войск. А когда пришло столько долгожданное известие о капитуляции Германии, радости не было конца! Плакали, что остались живы, и надеялись на скорое возвращение домой, на встречу с близкими. Однако эти надежды не оправдались. Всех перевели в Мотовилиху — там делали теперь уже сопла, трубы для нефтяной промышленности.
Война забрала у Зинаиды брата – погиб под Смоленском. Отец заболел чахоткой, в сорок третьем вернулся домой, а в сорок пятом умер. Сестра Мария прошла всю войну: сначала была в разведке, а потом из-за ранения ее перевели санинструктором на санитарный поезд. После войны она уехала жить на Украину, в город Балта. Сюда, по ее просьбе, в 1955 году переехала жить и Зина. Сначала поступила работать на швейную фабрику. А впоследствии ее, как члена партии, взяли в одну из воинских частей города. С этой частью Зинаиде Степановне пришлось попутешествовать по стране: служила в Армении, Грузии, а в последние годы, вплоть до ухода на пенсию, в Одессе. Спустя десять лет, в 1994 году, З.С.Усенко вместе с мужем вернулась в Медынь, где и живет по сей день.
Глядя на Зинаиду Степановну, можно только удивляться тому, как пережив голод, войну, тяжелый труд и жизненные невзгоды, можно оставаться настолько жизнерадостным и активным человеком. Она многие годы является членом клубов «Ретро» и «Ветеран», много читает и до сих пор сажает огород.
22 апреля Зинаида Степановна Усенко отметила юбилей. Очередной рубеж взят. Надо стремиться к следующему! Здоровья, любви и заботы ваших близких, уважаемая Зинаида Степановна! С наступающим праздником Победы!

Елена Шкумат.
Фото автора и из архива
З.С.Усенко и А.Г.Царьковой