Освобождение. Как это было
Освобождение. Как это было

Вражеская авиация, начиная с 5 октября 1941 года, методично бомбила Медынь. Город горел, спешно эвакуировались районные организации и учреждения, колхозники угоняли общественный скот в глубь страны, прятали инвентарь, многие жители Медыни уходили в леса и окрестные деревни. 10 октября гитлеровцы усилили натиск и зашли в тыл курсантской роте, оборонявшей мост через реку Шаню. С большими потерями вырвались наши воины из кольца. Оставив Медынь, советские части отступили к деревне Дворики в направлении Малоярославца. В город вошли гитлеровцы. Для Медыни и ее района наступили черные дни фашистской оккупации. За три месяца фашисты причинили населению неисчислимые бедствия и страдания.
6 декабря войска Западного фронта перешли в контрнаступление под Москвой, нанесли сокрушительный удар немецко-фашистским дивизиям и отбросили их от столицы на запад. Враг яростно сопротивлялся: возводил оборонительные рубежи, инженерные заграждения, ставил минные поля, всевозможные взрывные «сюрпризы», отравлял воду, сжигал все на своем пути. Однако остановить или хотя бы на время задержать наступление советских войск, развернувшееся под Москвой, гитлеровцам оказалось не под силу. Соединения Западного фронта продвигались вперед, освобождая от захватчиков города и села.
Следуя указаниям командующего Западным фронтом Г.К.Жукова не давать врагу закрепляться, части Советской Армии быстро продвигались вперед на всех участках. 9 января 1942 года подразделения 17-ой стрелковой дивизии овладели селом Ильинское на границе с Медынским районом. В освобождении села участвовали курсанты Подольского артиллерийского училища.
Отбив последовательно несколько крупных контратак противника, советские воины заняли еще ряд населенных пунктов и сосредоточились в лесу северо-восточнее Медыни. Одновременно 1314-ый полк 17-ой дивизии вышел к оврагу восточнее Медыни. В это время 53-ая стрелковая дивизия заняла позицию у села Адуево, оставив на Варшавском шоссе танковую бригаду, артиллерию и часть пехоты для наступления на Медынь с востока. Передовые части сосредоточились севернее города для нанесения удара вдоль дороги, ведущей на Кременское. 475-ый стрелковый полк этой дивизии вышел на северо-восточную опушку леса, примыкающую к Медыни, а 12-ый стрелковый полк перешел дорогу на Кременское и готовился к удару по врагу с севера.
12 января 1942 года 2-ой батальон старшего лейтенанта Ф.Ф.Ледяева 475-го полка ворвался в город и занял первые десять домов. Прорвал линию обороны и батальон капитана Н.А.Гордюка. Фашисты отчаянно сопротивлялись, несколько раз переходили в контратаки. Бой длился четыре часа. Противник сильно укрепил город и так расположил в домах огневые точки, что их трудно было обнаружить. После прорыва передней линии обороны гитлеровцев советские части попали в «огневой мешок». К вечеру батальоны Ледяева и Гордюка были вынуждены отойти на исходные позиции. Оценив обстановку, командование дало указание о подготовке штурма города обоими полками.
С утра 13 января при поддержке артиллерийского и минометного огня батальоны Ледяева и Гордюка с севера снова перешли в атаку. Однако фашисты успели подтянуть сюда самоходки, артиллерию и стали обстреливать наступающих термитными снарядами.
Батальон Н.А.Гордюка вновь был вынужден отойти. И все же атаки продолжались. Батальон соединился с группой старшего лейтенанта Мартынова, которая отвлекла на себя внимание врага и тем самым дала возможность батальону еще раз пойти на штурм города. Советские бойцы занимали дом за домом, улицу за улицей. Шла ожесточенная борьба с фашистскими автоматчиками, которые превратили дома в укрепленные пункты.
В это же время южнее Варшавского шоссе на Медынь наступала 17-ая стрелковая дивизия. С этой стороны первым штурм города начал 980-ой артиллерийский полк, далее в сопровождении танков двинулись пехотинцы. 12 января 1316-ый стрелковый полк ворвался на окраину Медыни,  а 13 января он вел бой уже в центре города. К 6 часам вечера 1314-ый полк вышел к юго-восточной окраине Медыни и повел бой за кирпичный завод. Беглым огнем, гранатами и картечью советские воины выбили оккупантов с территории завода.
Между тем 53-ая дивизия продолжала штурм города с севера. 12-ый стрелковый полк под командованием майора А.В.Тузова и 475-ый стрелковый полк под командованием майора Меликяна при поддержке артиллерии упорно выбивали фашистов из укрепленных пунктов, дотов. Советские подразделения ворвались в город – враг не выдержал этого мощного натиска и стал отходить. Всю ночь шли уличные бои. К утру 14 января 1942 года Медынь была полностью очищена от оккупантов. Над городом взвился красный флаг.
В боях за Медынь показали образцы мужества и отваги сотни солдат и офицеров.

Из книги Т.Якушевой «Медынь»

 

Медынь 42-го. Рухнувшие надежды немецкого командования

14 января – особая дата для Медыни,  день освобождения города от фашистских оккупантов. Мы привыкли считать это событие значимым именно для медынцев, однако стоит уделить ему внимание и в контексте всех событий Великой Отечественной войны.
На уроках истории в школе каждый из нас слышал о коренном переломе в ходе войны, когда инициатива в ведении боевых действий целиком перешла к Красной Армии. Известно, что началом его стало сражение под Сталинградом, а окончанием – битва в районе деревни Прохоровка на Курской дуге. Однако за громкими победами стоял целый ряд сражений за небольшие населенные пункты, каждое из которых стало клином, расщеплявшим, казалось бы, монолитную стену армий немецкого вермахта. Сражение под Медынью, начавшееся 12 января и завершившееся спустя два дня полным освобождением города, являлось именно таковым.
Мало кто знает, но медынский рубеж обороны был одним из значимых для немецкой группы армий «Центр», осуществлявшей наступление на Москву и к 1942 году активно оборонявшей ранее занятые позиции. Стратегическое значение города определялось его положением: Медынь прикрывала одно из направлений в сторону городов Рославль и Смоленск, являвшихся ключевыми для немецкого командования. Именно здесь располагались важнейшие объекты, включая штаб группы армий «Центр». Потеря Медыни и выход Красной Армии на Староваршавское шоссе не только создавал серьезные трудности для снабжения войск, но и угрожал дестабилизацией линии фронта.
Стягивание советских войск к медынскому рубежу вызвало серьезную обеспокоенность высшего руководства Третьего Рейха. Свидетельством этого может служить запись в военном дневнике начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта, генерал-полковника Франца Гальдера, сделанная на 204-й день войны, 11 января 1942 года. Согласно ей, ситуация на фронте, сложившаяся в Калужской области и непосредственно под Медынью, обсуждалась в ставке Адольфа Гитлера. В совещании принял участие, помимо фюрера и самого Гальдера, фельдмаршал фон Клюге, непосредственно возглавлявший группу армий «Центр». Этот факт красноречиво говорит о том, что противник уделял положению под Медынью самое пристальное внимание.
Согласно Гальдеру, удержанию Медыни и Гитлер, и фон Клюге предавали колоссальное значение. Сохранение города под контролем немецких войск должно было, по их мнению, способствовать ликвидации возникшей бреши в обороне на северном направлении и обеспечению прикрытия бреши под Ржевом силами 9-й армии. Фактически удержание медынского рубежа позволило бы немцам эффективно подтягивать подкрепления на ключевые направления.
— Медынь — ранее предложенный рубеж обороны! Отход разрешается только в том случае, если опасность становится совершенно очевидной и других путей ее преодоления нет. План в целом — стабилизация положения на севере.
Эти слова, записанные Гальдером, принадлежат Гитлеру. В ответ фон Клюге подтвердил, что намерен удерживать Медынь на рубеже в районе реки Шаня.
Спустя сутки советские войска полностью разрушили планы вождя нацистской Германии. Уже 14 января передовые части Красной Армии вошли в Медынь. Для жителей города закончились непростые дни оккупации, а в обороне противника была создана существенная брешь, во многом предопределившая дальнейший ход событий: зимой 1942 года 9-я армия Вальтера Моделя оставила Ржевско-Вяземский выступ, а в конце 1943 года советские бойцы взяли Смоленск. Освобождение нашего города стало кирпичиком в монументе Победы, одним из эпизодов, приблизивших ключевые события на фронте. В этот значимый день мы все должны помнить об этом.

Георгий Саркисян