С юбилеем Вас, Мария Степановна! 2 августа свой 90-летний юбилей отметила Мария Степановна Баринова.
С юбилеем Вас, Мария Степановна! 2 августа свой 90-летний юбилей отметила Мария Степановна Баринова. Источник фото: Виктория Хозяинова

Поздравить юбиляршу с праздником пришли заведующая отделом социальной защиты населения Н.Е.Симакова и специалист ОСЗН Е.В.Попова. Они вручили Марии Степановне поздравления от Президента Российской Федерации В.В.Путина, губернатора Калужской области А.Д.Артамонова и главы администрации МР «Медынский район» Н.В.Козлова, а также памятный подарок от районной администрации.
Мария Степановна — активный, жизнерадостный человек, счастливая мама, бабушка и прабабушка. Своим трудом и преданностью делу она служила примером не одному поколению медынцев. За трудовые достижения она неоднократно награждалась почетными грамотами, в 1974 году была удостоена знака «Победитель социалистического соревнования», а в 1977 г. за высокий профессионализм и трудовую доблесть – ордена «Знак Почета».
Несмотря на свой возраст, Мария Степановна хорошо помнит, какой разрушенной была Медынь после войны. Помнит, как в послевоенные годы из реки Шани достали танк Т-34, который теперь возвышается в Парке воинской и трудовой славы. Помнит она и саму войну… Ее воспоминания вошли в книгу «Дорогами памяти. Книга вторая», которая была издана в рамках проекта «Медынь – моя малая родина: сохранение исторической памяти». И сегодня мы хотим с вами, дорогие читатели, поделиться этими воспоминаниями.

7-1
Вся моя жизнь неразрывно связана с Медынью
«Родилась я в 1928 году в деревне Ново-Беляево Петровского сельского Совета Медынского района. Очень хорошо помню начало войны и ее продолжение. Когда объявили, что напали фашисты, сразу началась мобилизация. Призывной пункт находился в здании, где сейчас цех мебельной фабрики – с правой стороны по дороге на Малоярославец. Нас у матери, Алексеевой Надежды Максимовны, было четверо детей. Пятый еще только должен был родиться — мама была на последнем месяце беременности. Наш отец, Алексеев Степан Терентьевич, был призван в армию. Мы остались без отца – мама и дети. Я была самая старшая.
До войны, до бомбежки, мы жили на центральной улице, где сейчас находится городская гостиница. Здесь до войны стояло двухэтажное здание. Наша квартира находилась на первом этаже. Помню, как наступили черные дни. Машины, полные солдат, ехали большим потоком в сторону Мятлева. Мы, дети, махали им руками, бросали цветы. Помню, как очень боялись ночи и бомбежек.
От отца получили всего два письма, свернутые треугольником. Он писал, что находится под Вязьмой в особом разведывательном батальоне, и просил мать беречь нас, детей. А еще просил, если родится девочка, чтобы мама назвала ее Верой… Но письмо опоздало… Мама родила раньше и дочку назвала Галей.
В городе без конца объявляли воздушную тревогу. Помню, как военком объявил, чтобы все быстро уходили из города. Мать взяла на руки ребенка, сестра – узелок с документами, я тоже узелок, не помню с чем, и валенки свои и стала закрывать квартиру. И в этот момент упала бомба в сквер. Я очень испугалась. Сразу валенки бросила обратно и не помню, закрыла дверь или нет. Было очень страшно. Всей семьей мы пошли в сторону деревни Мансурово. Одеты были плохо, кто в чем. Шли по полю. Над нами пролетал немецкий самолет очень низко и строчил из пулемета. Я своими словами молилась за всех Николаю Угоднику.
Дошли до деревни Кочубеевка и остановились в каком-то доме, где уже были другие беженцы. На другой день нас отыскала бабушка, материна мать, и на лошади с телегой повезла нас к себе в деревню Горбачиха (Петровского сельсовета). Там мы отогрелись, бабушка нас накормила.
К несчастью, наша Красная Армия все отступала. А потом пришли немцы. Они расселились по всем домам. Все, что было у людей в деревне, они забрали: зерно на корм лошадям, кур, всю скотину. Дом нашей бабушки был небольшой, но в нем поселилось 10 человек. Настелили на пол сена и так и спали. Мы все на печке. Жили они у нас около 20 дней, потом уехали, но потом приехали новые, которые пробыли недолго. Они обошли все дворы, что-то искали. А мы все тряслись от холода и голода. У бабушки из еды было только льняное семя и немного картошки. Это все, чем мы питались, чтобы как-то пережить зиму.
Когда начали стрелять наши «катюши» и танки, немцы стали отходить. Какое-то время мы еще жили у бабушки в деревне. В декабре 1942 года люди стали возвращаться в Медынь.
Наша семья возвратилась в Медынь в середине 1943 года. Жить было негде, и мама попросила одну женщину, чтобы она приютила нас. Мы радовались, что по карточкам давали хлеб. Рабочему – 500 грамм, детям – по 300 грамм. И больше ничего. Но как же мы были рады этому хлебу!
4 сентября 1943 года я начала работать в промысловой артели «Труд». Меня прикрепили к мастеру по пошиву мужских головных уборов. Учитель мой был пожилой больной человек, который старался передать мне свое мастерство, и я быстро все освоила. Жилье нам выделили в проходной «Красного кустаря». Предприятие быстро восстанавливалось. Помню, что в это время вступил в силу сталинский закон, по которому за пятиминутное опоздание сажали в тюрьму.
В нашу артель пришел большой военный заказ, и мы шили для наших солдат нижнее белье, позже — телогрейки, ватные брюки и рукавицы. В городе открылась вечерняя школа, которую я стала посещать, так как надо было окончить 7 классов. На работе все складывалось хорошо: я продвигалась по должности, сначала работала бригадиром, а потом техноруком.
После окончания войны артель «Труд» переименовали в комбинат бытового обслуживания, где находились швейный цех, сапожный, парикмахерская, фотография, изготовление венков и закройный цех. Я уже тогда стала инженером-технологом. Меня многое интересовало, и поэтому я активно участвовала в общественной жизни предприятия и города. Избиралась неоднократно депутатом городского Совета, председателем фабрики. Так и пробежали 24 года моей трудовой деятельности здесь.
Дальше я перешла работать в филиал Московского швейного производственного объединения «Москва» на должность инструктора производственного обучения и на общественных началах работала председателем фабрики. Прошла обучение во Всесоюзном институте повышения квалификации руководящих работников и специалистов Минлегпрома СССР в группе инженеров-методистов предприятий легкой промышленности и окончила его с отличием. И так работала в швейном объединении до выхода на заслуженный отдых».
Подготовила к печати
Виктория Хозяинова.
Фото автора и из архива М.С.Бариновой