И в оковах рождается вера…
И в оковах рождается вера…

Приглушенный для слуха горожан массивными бетонными стенами, опутанными колючей проволокой, звон этих колоколов звучит всеми переливами для тех, кто находится внутри этих самых стен. Для них, многих из заключенных Медынской ИК-4, звук колокола на звоннице храма Анастасии Узорешительницы стал символом покаяния, надежды и, возможно, новой жизни.

«Богородице, христианом Помощнице, Твое предстательство стяжавше раби Твои, благодарно Тебе вопием: радуйся, Пречистая Богородице Дево, и от всех нас бед Твоими молитвами всегда избави, Едина вскоре предстательствующая…» Эти слова молитвы, возносимой перед началом всякого дела, взлетают к небесам из уст иконописцев — мастеров, создающих Святые Образы, запечатленные в красках или деревянной резьбе. Повторяет их и Николай, начиная работу над очередной резной иконой. И выходят из-под его резца лики святых, Богородицы и Спасителя. Посмотрев на них, можно увидеть не только христианскую любовь и смирение, но и внутренний мир автора, его чувства и непростую жизнь, ведь Николай – заключенный Медынской исправительной колонии № 4. Именно здесь для него открылся новый смысл жизни, который он нашел в храме святой великомученицы Анастасии Узорешительницы, расположенном на территории исправительной колонии. Построенный в 2010-м году силами самих заключенных, храм продолжает обустраиваться. В 2012 году по благословению митрополита Калужского и Боровского Климента было совершено малое освящение, а в 2017 году была освящена воздвигнутая колокольня.
Бетонный забор, охранный периметр, колючая проволока… Сотни людей, отделенных от окружающего мира на многие годы. У каждого – своя судьба, своя история и свой грех, который суждено искупать не только перед обществом, перед самим собой, но и перед Богом. Тяжесть его была измерена людским судом, но никому не дано понять, какая мера лежит в душах этих людей. И быть может именно поэтому многие из оказавшихся в исправительном учреждении обращаются к Богу. Причем не только в молитве, но и в реальном ежедневном труде, ведь именно силами заключенных был построен храм, вознесшийся своей звонницей над типовыми постройками колонии.
Но для того чтобы прийти к вере, необходимо, конечно же, пастырское слово. И принес его в стены ИК-4 протоиерей Сергий Мишуков — помощник начальника УФСИН Калужской области по работе с верующими, настоятель Никольского храма в селе Шанский Завод. В 2012 году он взял на себя духовное окормление храма при колонии, а вместе с этим – крест наставничества для сотен заключенных исправительных учреждений области.
Для священника — это особый духовный подвиг. Найти слова утешения и принять покаяние людей, тяжесть греха которых подчас оказывается за пределами восприятия рядовых обывателей, увидеть за серой робой заключенного душу человека, обратить ее к вере – задача не из простых, но отец Сергий справляется с ней на протяжении вот уже многих лет.
Сегодня на территории ИК-4 регулярно проводятся богослужения, в дни церковных праздников проходит крестный ход, имеется своя крещенская купель, создан постоянный приход, где заключенные сами выполняют различные послушания, есть свой звонарь и пономарь. Ну и, конечно, именно они осуществляют все благоустройство храма. Заходишь внутрь и попадаешь в совершенно другой мир, резко контрастирующий с тем, что царит в жилой и промышленных зонах колонии. Можно только предполагать, насколько сильно воздействует этот контраст на самих заключенных, для которых будни жизни в ИК-4 стали естественным образом существования.
Придя к вере, некоторые из них решаются и на ответственный жизненный поступок – венчание. В стенах храма прошло уже четыре венчальных обряда, последний из которых состоялся совсем недавно – 14 сентября. Валерий познакомился со своей супругой Алевтиной по переписке, отбывая свой семилетний срок. И вот, стоя под венцами, приняли они благословение отца Сергия на создание новой семьи не только перед людьми, но и перед Богом. Еще два долгих года ожидать Алевтине возвращения супруга, но уже сейчас у них есть планы на совместную жизнь, воспитание детей…
Кстати, о детях. Точнее, молодежи. Иногда нам доводится слышать «блатные» мотивы из аудиоколонок прогуливающихся школьников. Есть даже так называемое направление АУЕ, идеализирующее арестантскую жизнь и тюремную романтику. Представляют ли они ее?
В беседе я спросил об этом Николая, ведь именно в стенах колонии пришел он к вере, стал заниматься резьбой, создавая иконы, украсившие храм Анастасии Узорешительницы.
— Когда я был молодым, меня тоже затягивала такая романтика, — сказал он. – Но, оказавшись здесь, переосмысливаешь свой жизненный путь. И никому из молодых не пожелал бы я его пройти.
Эти слова – повод задуматься, а, возможно, и остановиться в своих стремлениях. Согласитесь, переоценивать жизнь куда лучше на воле, в окружении любящих людей. А что касается тех, кто волею судьбы оказался в стенах колонии, для них вера подчас оказывается спасением.
Вернувшись из ИК-4 и разбирая сделанные там фотографии на компьютере, я обратился за советом к своему отцу — лучшему другу и советчику в плане создания удачных снимков. Попросил его подсказать, как лучше обработать фотографии: сделать их цветными или монохромными.
— Какие-то фотографии просятся быть черно-белыми, — сказал отец. – Сама жизнь там именно такая, черно-белая…
И добавить мне было нечего, за исключением того, что вера в Бога для многих заключенных стала цветным, ярким лучиком в серых арестантских буднях. И, быть может, для кого-то он осветит и дальнейшую жизнь, в которой не останется места прошлому.

Георгий Саркисян.
Фото автора