ВМЕСТО ИМЕНИ — ЛАГЕРНЫЙ НОМЕР
ВМЕСТО ИМЕНИ —  ЛАГЕРНЫЙ НОМЕР

 
О своем военном детстве, полном страха, голода и горя, жительница Медыни Ольга Александровна Магранова не может рассказывать без слез. Особенно тяжелы воспоминания о времени, проведенном за колючей проволокой фашистского лагеря.  

   

Известие о войне застало ее семью в родной деревеньке Михеево, что располагалась в Смоленской области. Отца сразу забрали на фронт, а мама осталась одна с тремя детьми на руках, четвертый появился на свет несколькими месяцами позже. Было очень трудно. Но, как говорится, дома и стены помогают. В тяжелые времена оккупации жители деревни поддерживали друг друга, порой делясь самым последним.

 
Осенью 1943-го, когда немцы почувствовали приближение наших войск, они собрали всех жителей деревни и погнали гоном. Голодные, полураздетые, женщины и дети шли мимо сел и деревень, не имея возможности отогреться и как следует отдохнуть. Многие умирали прямо на дороге. Не выдержала пути и двухлетняя сестренка Ольги.

 
Но главное испытание ждало людей впереди: в городе Борисов Минской области их поместили в бывший лагерь для военнопленных.
— Нас не считали за людей, — вспоминает Ольга Александровна. — В самый же первый день вместо имен каждому был присвоен номер, на который мы были обязаны отзываться. За целый день тяжелой работы давали лишь один половник баланды.

 
Ольга со старшим братом Иваном попала в один барак, а мама с сестрой Марией — в другой. Именно поэтому, когда начальством лагеря было принято решение об их перевозке в Германию, они оказались в разных вагонах поезда. По дороге товарняк попал под бомбежку, и Ольге с братом удалось бежать. Долго они скитались от одного населенного пункта к другому, пока в небольшой деревеньке на границе с Польшей их не приняла на постой одинокая женщина. Хозяйка была очень доброй, но есть у нее практически было нечего — везде шла война. Ранним утром дети собирались и шли в пограничный город Раково — попрошайничать. Только благодаря подаяниям людей и выжили.

 
В 1944-ом, когда Смоленская и соседние области были полностью освобождены от немцев, постояльцы приняли решение возвращаться. Обратная дорога была нелегкой, но путников согревала мысль о родном доме, о том, что скоро смогут увидеться с родными. До сих пор они не знали, смогли ли те спастись.
К счастью, мама с сестрой остались живы. Но возвращаться оказалось некуда: вся деревня была сожжена, за исключением нескольких домов, в которых оставались старушки, больные тифом. Жили в подвалах, в землянках и одновременно строили себе небольшие халупки. Во время оккупации немцы разбирали сараи, дома — устилали бревнами и досками дороги, чтобы по ним можно было проехать. Весь этот материал шел в дело.
В 1946-ом вернулся с фронта отец. Жизнь потихоньку начала налаживаться: построили дом, обзавелись хозяйством. Через некоторое время у Ольги появилась своя семья, родилась дочь. Когда девочке пришло время учиться, Маграновы переехали в Медынь к родственникам, так как в их деревне школы не было.

 
Новая, самостоятельная, страница в жизни О.А.Маграновой не была безоблачной: как и всем в послевоенное время, ей и ее супругу, чтобы обеспечить семью всем необходимым, приходилось много работать, держать подсобное хозяйство. Но все эти трудности были не сравнимы с теми испытаниями, которые ей и ее близким пришлось пережить во время войны.

 
Судьба жительницы нашего города Ольги Александровны Маграновой повторяет судьбы многих и многих людей. В период Второй Мировой через фашистские концлагеря прошло свыше 17 миллионов человек, 5 миллионов из которых являлись гражданами нашей страны. В этот памятный день — в Международный день узников фашистских концлагерей — хотелось бы почтить память тех, кто не вернулся живым, а также поклониться всем тем, кто сумел, пройдя через весь этот ужас, сохранить веру в добро и справедливость и прожить свою жизнь достойно. Мирного вам неба и долголетия!

 

Елена Шкумат.